Три богатыря и политика

22.08.2001 19:15



Дом Ростовых в Москве на ул. Поварской, 52, известен не только тем, что в нем развивались события знаменитого романа Толстого. Много десятилетий в этом легендарном здании вершились и судьбы русской литературы. Здесь размещались богатые апартаменты могущественного Союза писателей СССР.

Долой пулатовщину!

После того, как пала советская власть и домом завладели ельцинисты, Союз писателей раскололся на несколько частей. Образовался чуть ли не десяток новых писательских организаций. Самым могущественным стал унаследовавший недвижимость Союз писателей России. Самым бедным - его тезка Союз российских писателей, которому достались членская картотека и комнатка на Поварской.

Всеправным владыкой дома Ростовых тогда же самопровозгласился московский прозаик Тимур Пулатов. Свою вотчину он назвал Международным сообществом писательских союзов. И началась межсоюзная рознь.

Воевали сперва из-за недвижимости. Не могли поделить миллиардную собственность прежнего феодала: издательства, писательские поликлиники, гаражи, дома творческие и жилые. Ядра рвались 10 лет, дым стоял коромыслом. Передравшись вдрызг и растеряв больше половины нажитого в советские времена, совписы затеяли новую драку, из-за финансов. Неизвестно, стал ли Пулатов подпольным олигархом, только вконец обнищавшие писатели на него очень обозлились. И прежде всего за то, что их писательский особняк он превратил в предмет своих спекуляций. За короткий срок, - привожу слова московского писателя Владимира Бондаренко, - "на территории дома Ростовых расположились десятки коммерческих фирм, удушливых ресторанчиков и турагентств"...

Все закончилось, как заканчивается в России всегда. Низы не захотели жить по-старому, вышли, подобно шахтерам, к Дому правительства и потребовали прекратить пулатовщину, а дом Ростовых вернуть писателям. Чем это завершится, пока не ясно. Но Пулатова уже скинули - как водится на Руси, не только лишив всех регалий, но и отобрав недавно присужденную премию им. Шолохова. А на его место избрали многоопытного в писательских делах Сергея Михалкова.

Теперь писательская война вошла в третью стадию: развенчание кумиров.

Молчание ему ответом...

Советская литература богата была именами. Два из них во все времена были особо почитаемы - это Василь Быков и Виктор Астафьев. Оба они далеки были от поля московской брани, но сейчас, вслед за Пулатовым, народная молва и их покрыла позором.

Если Пулатова возненавидели за его капиталистический меркантилизм, в писательском цехе всегда не почитавшийся, то Астафьева и Быкова низвергли за ревизию их же собственных взглядов.

Василь Быков загулял в Германии. Повело его, бедного, повело в непредвиденную сторону. Автор прославленного романа о войне "Живи и помни", неоднократный лауреат всевозможных премий, чьи произведения выходили нескончаемым потоком и неисчислимыми тиражами, встал вдруг в позу обиженного диссидента, оскорбленного и обойденного властями и чуть ли не преследуемого соответствующими органами. Так и сказал Василь Быков на одной литературной конференции в Германии, - что зажимали его Советы, рта не давали раскрыть. Совсем обескуражил бывалую публику. Выступление его было отмечено полным молчанием присутствующих. Не поверили генералу советской литературы.

Другой классик советской литературы потряс общество на противоположном конце света. И потряс настолько, что красноярское Законодательное собрание провалило постановление о назначении Астафьеву персональной пенсии в небывалом размере - 7000 рублей (150 латов по-нашему), испугалось, как бы это не вызвало взрыва народного негодования.

Началось все с малого. Многих покоробило, что Астафьев в своих выступлениях поддерживал сторонников скорейшего развала страны (тут его стали называть литературным Ельциным). Потом удивили охаивание русского солдата и чуть ли не поэтизация немецких воинов. Недавние поклонники, прочитав последний роман Астафьева "Прокляты и убиты", прятали его от своих воевавших родителей, чтобы, не дай бог, не случилось инфаркта. Но как-то сдерживали себя, терпели, думали, покуролесит старик и образумится. Не образумился. Заявил (цитирую): "Народ, с которым поработала советская власть, - говно!". Демонстративно уселся, не пожелав стоять, когда в Красноярске впервые публично исполняли новый гимн страны.

Этого Астафьеву простить не смогут долго. Никакие "Букеры" (дважды присужденные ему за восемь лет) и премии "За честь и достоинство таланта" не помогут.

Налицо мораль: беда, когда в литературу въезжает троянский конь политики.

Автор: Гарри ГАЙЛИТ, РЕСПУБЛИКА, Республика

Автор: Luckyjoyce
Добавлено: 02.12.2015 04:47
0

I really aptirceape free, succinct, reliable data like this.

Автор: Rahul
Добавлено: 29.11.2015 04:42
0

So excited I found this article as it made things much quckeir!

Автор: Nelma
Добавлено: 28.11.2015 14:09
0

The voice of raliynatito! Good to hear from you.

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha